Знатный Критский Упырь-Инквизитор.
Скажу честно, религия спартанцев как объект исследований – вещь неблагодарная, потому что авторы литературных источников, из которых мы черпаем основные сведения, а именно Геродот, Ксенофонт и другие - были неспартанцами, а что касается археологических объектов, которые могли пролить свет на многие аспекты этого вопроса, то их число крайне ограничено. Фактически, их два- объекты «Святилище Артемиды Ортии» и «Менелайон»
Кстати, спартанцы – это единственный греческий полис, который получил свою Конституцию от Дельфийского оракула. Это я так, к слову, чтобы вы оценили всю эпичность ебанутостиглубину религиозности спартанцев.
Но, тем не менее, давайте поговорим про культ Артемиды Ортии. Наконец-то:lol:


Артемида Ортия была одной из самых важных и почитаемых богинь в Спарте. Начнем с того, что ее культ был явно тесно связан с агоге, образовательной системой юных спартанцев.
Божество это относилось к антропоморфному и доолимпийскому культу. Причем ранние вотивные надписи упоминают только Ортию. Древние считали, что имя Ортия богиня получила благодаря Ортосию или Ортиум, это гора в Аркадии.
Архаичные изображения этой богини, причем изображали ее именно крылатой, представлены во многих вотивных приношениях, датируемых VIII-VI веками до н.э. Причем надписи относят данные дары к Ортии, или Артемиде-Ортии (например, «Хилонис – Ортии». Причем Хилонис была женщиной из царской семьи), но никогда не упоминают Артемиду собственно.

Вот что пишет Павсаний, в своей книге «Описание Эллады» он касается происхождения данного культа:
6. Место, называемое Лимнеоном, является храмом Артемиды Ортии. Тут находится ее деревянное изображение, которое, говорят, некогда Орест и Ифигения похитили из Тавриды. По рассказам лакедемонян, оно было перенесено в их город Орестом, который тут и царствовал. И мне кажется этот рассказ более вероятным, чем рассказ афинян. Какой смысл был Ифигении оставлять эту статую в Бравроне? И почему афиняне, когда они готовились покинуть эту страну, не взяли с собой на корабль и этой статуи? А ведь еще и доныне так широко распространено и имя и почитание этой Таврической богини, что каппадокийцы, живущие у Эвксинского понта (Черного моря), утверждают, что эта статуя находится у них; претендуют на обладание ею и те мидийцы, у которых есть храм Артемиды Анаитиды. И вот мы должны верить, что афиняне спокойно отнеслись к тому, что эта статуя стала добычей мидийцев! Ведь из Браврона она была увезена в Сузы, а впоследствии Селевк подарил ее жителям сирийской Лаодикеи и они владеют ею до сих пор. Что деревянная статуя Артемиды Ортии (Прямостоящей) в Лакедемоне привезена от варваров, свидетельством мне служит следующее: во-первых, нашедшие эту статую Астрабак и Алопек, дети Ирба, сына Амфисфена, внука Амфиклея, правнука Агиса, тотчас сошли с ума; во-вторых, когда спартанцы-лимнаты, жители Киносур, Месои и Питаны, стали приносить ей жертву, они были доведены до ссоры, а затем и до взаимных убийств, и в то время, как многие умерли у самого алтаря, остальные погибли от болезни. 7. После этого им было сообщено божье слово — орошать жертвенник человеческой кровью.

Святилище расположено на северном берегу Эврота, и его история начинается в 10-9 веках до н.э. (вопрос остается дискуссионным). Святилище первоначально представляло собой открытую площадку с алтарем, первое святилище было построено в VIII - VII веках до н.э. В VI веке до н.э., вероятно в результате наводнения, оно было разрушено, и вновь отстроено в непосредственной близости от своего первоначального места. Строительство профинансировали цари Леонид и Агесилай, благодаря своим успешным военным действиям. Во II веке до н.э. святилище опять перестроили, хотя алтарь не тронули, а вот в III веке до н.э., заменили и алтарь, а святилище было объединено с амфитеатром, который функционировал до 396 года, т.е. до момента разрушения Спарты.

Открытию святилища Артемиды-Ортии мы обязаны Доукинсу, археологу из Британской школы, который и обнаружил этот объект во время раскопок в 1906-1910 годах. Во время раскопок римского театра, он наткнулся на остатки «греческой цивилизации». В течении 5 сезонов его группа работала над этим объектом. Почитать его работу можно тут.
Ефросиний Бутсикас исследовал этот объект в числе других 125 религиозных зданий Древней Греции (например, храм Аполлона в Дельфах, Эрехтейона в Афинах и др.), и сделал вывод, что греки строили свои храмы, используя астрономические ориентиры, а именно - звезды и созвездия, а вовсе не солнечную ориентацию. Как раз довольно сложные взаимосвязи с ночным небом и появлияли на разработку, планирование и ориентацию культовых зданий. Вообще, данное исследование – это еще один немаловажный вклад в понимании роли ландшафта в греческой религиозной практике и значения астрономии и космологии в древней греческой религии.

Вообще, в чем особенная ценность обнаружения данного объекта. Дело в том, что по Спарте существует проблема ограниченности в т.ч. археологических источников, во многом это связано с образом жизни спартанцев – строгость и ограниченность в быту. Эпиграфика – тоже небольшой помощник, ибо те же надгробия воздвигали только для мужчин, погибших в бою, или для женщин, которые умерли при родах, а надписи, которые касаются общественной и частной жизни – попадаются редко. Общественное строительство было ограничено лишь несколькими зданиями и храмами. Поэтому на данной территории найдено крайне мало вещей личного пользования, зеркал, оружия, керамики и прочее, которые были найдены в других частях «древнегреческого» мира, и фигурирующих в современных исследованиях. И вот как раз, огромное количество вотивных глиняных и свинцовых предметов, фигурок из слоновой кости, и прочее, датируемых с начала 7 века до н.э., были найдены на территории этого святилища. Как раз эти находки доказали, что в начале архаического периода спартанское общество была на довольно высоком уровне развития, и у него были налажены культурные и торговые связи с полисами Пелопоннеса. И только позже, начиная с 6 века до н.э., наметился сильный упадок в культурной жизни этого общества.
Ритуальные церемонии, принятые в святилище, явно свидетельствуют о причастности к инициациям как спартанцев так и спартанок. Хоры девушек исполняли песни и танцевали в честь праздника Дара Артемиде новой одежды, и явно этот ритуал означал переход в стадию «взрослой» жизни. Украшения и челноки тоже могли посвящаться богине, когда женщина завершала какой-то период в своей жизни, и переходила в новый.
Гребень, с изображениеми сфинксов и львов. прим. 650-63- гг. до н.э.

Фигурка быка, прим. 700 г. до н.э.


Были также посвящения Элейфии, богине плодородия. Некоторые приношения несут надписи «Артемиде Ортии –Элейфее, более того в результате раскопок были найдены пара изображений этой богини. Многие мужские фигурки (гоплит) явно свидетельствуют о переходе юношей в статус воинов.
Ситуация с глиняными масками – тоже интересна. Их наличие прямо указывает на наличие оргиастических церемоний в культе этой богини.:shy:



Кстати, на основании анализа женских изображений, найденных на территории данного объекта, сделаны выводы о явном влиянии ориентализма на искусство Лаконии в частности в 7 веке до н.э.


Диамастигосис. Бичевание.
Культ Ортии напрямую связан с практикой диамастигосиса («бичевание») и можно найти свидетельства о ней, прежде всего у Ксенофонта, как самого раннего из известных источников, в его «Лаконской политии», у Плутарха, Павсания, Флавия Филострата, Эпиктета и других авторов.
Например,

Ксенофонт:
Однако, их наказывали, когда выяснялось, что они что-то неумело украли и были пойманы. В наказание другим, их пороли на алтаре Артемиды Ортии.


Плутарх:
40. Мальчиков в Спарте пороли бичом на алтаре Артемиды Ортии в течение целого дня, и они нередко погибали под ударами. Мальчики гордо и весело соревновались, кто из них дольше и достойнее перенесет побои; победившего славили, и он становился знаменитым. Это соревнование называли «диамастигосис», и происходило оно каждый год.


Павсаний:
Прежде приносили в жертву того, на которого указывал жребий, но Ликург заменил это бичеванием эфебов, и алтарь стал таким образом орошаться человеческой кровью. При этом присутствовала жрица, держа в руках деревянное изображение. Будучи маленьким по величине, это изображение было очень легким, но если бывает, что бичующие бьют эфеба слабо, щадя или его красоту или его высокое положение, тогда для жрицы это деревянное изображение становится тяжелым и она с трудом может его держать; она начинает тогда обвинять бичующих и говорит, что из-за них она чувствует тяжесть. Так продолжают удовлетворять человеческой кровью эту статую после таврических жертвоприношений. Ее же называют не только Ортией, но и Лигодесмой (Связанной ивой), так как она была найдена в кусте ив, и ивовые ветки, охватившие ее кругом, поддерживали статую прямо.


Лукиан. Анахарсис.
38. Так как, по твоим словам, Анахарсис, ты хочешь посетить и остальную Элладу, то, конечно, не забудешь побывать в Спарте. И ты, будучи там, не смейся над спартанцами и не думай, что они трудятся понапрасну, когда в театре бросаются друг на друга и дерутся из-за мяча, или, уйдя в место, огороженное рвом с водою, разделяются на отряды и, обнаженные, нападают друг на друга, пока, наконец, один отряд не прогонит другого - геракловцы ликурговцев или наоборот - и не столкнет его в воду. А после этого наступает мир, и никто не дерется. Особенно же не смейся, если увидишь, как спартанских юношей бичуют перед алтарями, и они обливаются кровью, а матери и отцы стоят здесь же и не жалеют их, а угрожают им, если они не выдерживают ударов, и умоляют их дольше терпеть боль и сохранять самообладание. Многие умерли в этом состязании, не желая при жизни сдаться на глазах у своих домашних или показать, что они ослабели, - ты увидишь статуи, поставленные в их честь на средства государства. Итак, когда ты увидишь все это, не думай, что юноши безумствуют, и не говори, что они терпят мучения без всякой надобности, по повелению тирана или под давлением врагов. Законодатель спартанский, Ликург, конечно, сумел бы сказать тебе по этому поводу много разумного и объяснил бы, что он так терзает юношей не из вражды или ненависти к ним и не для того, чтобы истреблять молодое поколение, но полагая, что те, которые будут защищать отечество, должны быть сильными и презирать мучения. И даже без слов Ликурга ты поймешь, я думаю, и сам, что, попав в плен, такой юноша не выдаст тайн отечества, даже если враги будут его мучить, и с насмешкою будет переносить удары бича, состязаясь с бьющим его, кто из них первый устанет.
39. Анахарсис. Что же, Солон, и самого Ликурга тоже бичевали в молодости или он издал этот закон, уже выйдя из-под его власти, так что уловка сошла безнаказанно?
Солон. Ликург уже старцем написал эти законы, возвратясь с Крита. Отправился же он на Крит потому, что слышал об его благозаконии, которое там ввел законодатель Минос, сын Зевса.
Цицерон, Тускуланские беседы
«...а затем и Ликурговы законы закаляют юношей в охоте и гоньбе, в голоде и жажде, в холоде и зное; в Спарте мальчиков даже секли перед алтарем —
Покуда кровь из тел не появлялася, —
а порою и до смерти (так мне самому рассказывали, когда я там был), но ни один из них не только не закричал, но даже не застонал.»
Общепринято считается, что в эпоху господства Рима в Греции, этот ритуал превратили в обычное зрелище, поглазеть на которое приезжали со всех уголков империи. Как раз амфитеатр был построен где-то в третьем веке до н.э., возможно, что как раз для размещения «гостей». Согласно отрывочным сведениям, возможно, это шоу было в ходу и в 4 веке н.э.
Теперь давайте разберемся с поркой, или ритуалом отдельно. Обычно, когда касаются вопроса о происхождении данного ритуала, исследователи делятся на две основные группы. Первая, следуя свидетельствам Павсания и Филострата считают, что спартанцы следовали этому ритуалу, прямо замещая человеческие жертвы, другая группа ученых считала (благодаря Лукиану, который вложил эту идею в уста Солона), что спартанцы таким образом воспитывали мужество и презрение к боли у молодых будущих граждан лакедемлона.


И вот тут мне хочется обратиться к уже упоминаемому мной Саломону Ренаху. Если кто хочет познакомиться с ним поближе, пожалуйста, сайт, он на французском.

Я же коротко изложу его мысли:
В своей статье (а надо сказать, он касался темы флагелляции часто), он писал вот что:
Иследователь Маннгардт, сравнивая обряды, связанные с флагелляцией, такие как Луперкалии, и празднества Деметры, порка изображения Пана в Аркадии, «битье» или порка Аполлона на Делоса, обратила внимание вот на что. Очень часто под влиянием христианской культуры, считалось, что поркой в данной ситуации изгонялись некие злые силы, но для "античников" не было важным изгнать «демона», данного явления, схожего с христианским у древних греков и римлян не существовало, а скорее всего, битьем, флагелляцией, они привлекали некие полезные свойства для объекта.
«А вот оригинальная гипотеза от Томсена. Именно ивой проводят порку молодых спартанцев, и богиня, в честь которой производится данная церемония – напрямую относится к этому дереву ( (Lygodesma, греч. lygos – ива, тонкие прутья). Ремнями из кожи козы или козла били на Луперкалиях женщин в честь богини, а богиня, которой посвящены эти римские празднества, dea Luperca, была олицетворением как волчицы, так и козы. Следовательно, цель порки была именно трансформация «божественной» силы животного или дерева в тело испытуемого. То есть мы имеем дело с пережитками тотемизма. Эту старую форму «причастия» мы обнаруживаем практически везде в древнейших примитивных религиях. Да, порка представляется одним из самых распространенных и живучих форм «причастия», но история религии знает много других способов «поглощения» и «перенятия» энергий деревьев, животных, земли, например, одевая шкуры волка или собаки, или почивая только на земле, например, те же геллы (селлы-пророки), упомянутые Гомером, которые, согласно требованиям культа, никогда не мыли ног и спали только на земле.
Следовательно, спартанский обряд является на самом деле ни соревнованием на выносливость, ни заменой человеческих жертв, а он является «обрядом причастия», тем таинством, корни которого лежат в бесконечно древнем представлении растительного и животного тотемизма.»



@темы: Спарта, История, Археология